«Там хорошо, где нас нет»? Где лучше делать пластическую операцию: комментарий Сергея Левина журналу «Здоровье. Красота. Для женщин и мужчин»

«Там хорошо, где нас нет»? Где лучше делать пластическую операцию: комментарий Сергея Левина журналу «Здоровье. Красота. Для женщин и мужчин» - фото

Возможно, ещё с советских времён в менталитете русского человека укоренилась идея, что всё самое лучшее и передовое нужно «доставать» за границей. Советское прошлое уже далеко позади, а идея нет-нет, да и даёт о себе знать, проявляясь подчас в самых непредсказуемых вопросах.

Многие, решившись на пластическую операцию, не могут определиться, где же её лучше делать. Заграничные клиники кажутся иногда образцом качества только на основании того, что они в Европе или в Америке. Логика проста: там самые развитые страны, значит, там всё развито лучше. Многие пациенты готовы отдавать в разы больше денег за операцию, лишь бы она была проведена не на родине.

Сергей Левин, руководитель и ведущий пластический хирург «Эстетической клиники» EMC в Спиридоновском переулке, придерживается мнения, что ни к чему выбирать клинику исключительно по территориальному признаку.

У меня была достаточно длительная практика и научная, и хирургическая в Швейцарии, а потом в Торонто. И 10 лет я оперирую в Москве в Европейском медицинском центре. Хотя часто навещаю моих коллег в клиниках Европы. Вернуться в Россию было осознанным выбором. Это обусловлено во многом тем, что пациенты начали понимать: успешную пластику вовсе не обязательно делать в Женеве, Париже или Лондоне. Аналогичный уровень качества можно получить и в Москве.

Иностранные клиники не только не всегда впереди российских, но местами даже отстают. Существуют технологии, уже освоенные нашими хирургами, в то время как за границей они только-только проходят стадию сертифицирования и внедрения.

Есть направления, по которым Россия опережает западные страны. Взять, например, SPRS-терапию – омоложение при помощи клеток-фибробластов, устраняющее саму причину увядания кожи, восстанавливая ее на уровне микротекстуры. Насколько мне известно, в США только-только приступили к ее внедрению после разрешения FDA, - приводит пример доктор Левин. -

В России все лицензии на этот метод были получены год назад, технология одобрена Росздравнадзором, ряд клиник уже имеет право на применение SPRS-терапии. В «Эстетической клинике» EMC SPRS-терапия проводится в рамках комплексной эксклюзивной программы FEEL&LOOK YOUGER.

Качество предлагаемых услуг зависит не от «гражданства» медицинского центра, а от уровня и опыта специалиста, выполняющего операции, - вот к этому вопросу действительно нужно подходить критично и со всей тщательностью. Также далеко не последнюю роль играет операционное оборудование, которым располагает медицинский центр и его специалисты.

Главное – правильно выбрать врача и говорить с ним на одном языке, - убеждён Сергей Левин. - Это должен быть опытный пластический хирург, который выполнил несколько тысяч операций, причем именно тех, которые интересуют конкретно вас. Хорошо, когда его стиль, результаты, подход импонируют пациенту, общаться легко и комфортно, оснащение клиники – самое передовое. Результаты получаются лучше, если инструменты изготовлены по руке хирурга. Не потому, что это модно и престижно, а потому, что так ему удобнее в операции и движения рук получаются более мягкими и верными. Операционная команда и весь персонал должны быть профессионалами в своем деле, так как от их слаженной работы зависит конечный результат.

Такие условия можно найти за рубежом и в России. Поэтому считаю, что нет никакой разницы, куда лететь за пластикой, – в Москву, Женеву или Лос-Анджелес. Главное, чтобы выбранный специалист и клиника устраивали лично вас.

Голосов пока нет